Павел Мухортов

Автор:Вадим

Павел Мухортов

Безумству храбрых поем мы песню или как из летчика сделать пешехода

 

Оставить все как есть и забыть о полетах или пытаться доказать свою правоту – такой вопрос сейчас стоит перед Павлом Мухортовым, в недавнем прошлом пилотом малой авиации.

О сложных взаимоотношениях чиновников от Росавиации и пилотов АОН можно писать романы. Причем в любом жанре: комедии, трагикомедии, фарса… При этом обе стороны не раз пытались договориться, но их разговор, если прислушаться, часто напоминал диалог слепого с немым.

Тольяттинец Павел Мухортов недавно лишился всех прав на нахождение в воздушном пространстве. Нет, он, конечно, может купить билет и полететь в любой конец света в качестве пассажира, но не более. О том, как целенаправленно и планомерно из опытного пилота делали пешехода, нам рассказал он сам – с подробными деталями, фамилиями, датами. Скрывать ему нечего, да и бояться тоже…

Историю надо начать с того, что Павел – гражданин законопослушный. Это важно понять и принять сразу, поскольку именно его принципиальные убеждения действовать по закону и по совести привели, в конечном итоге, к той плачевной ситуации, в которой он находится ныне.

Его всегда тянуло в небо, но судьба сложилась так, что стремление не стало профессией, зато долгие годы являлось приятным увлечением.

Привычка действовать строго в рамках российского законодательства привела его в 2001 году в Федерацию любителей авиации, где он получил свидетельство пилота-любителя ФЛА. Через четыре года, уже имея за плечами одно высшее образование, он поступил в Ульяновское высшее авиационное училище гражданской авиации на заочное отделение. Никаких проблем на этих этапах не возникало – по условиям приема, надо было иметь в наличии либо профильное образование, либо не менее 150 часов налета: налет был — абитуриента зачислили.  

Процесс обучения (что важно!) проходил в обычном режиме: лекции, зачеты, курсовые, экзамены… После училища на базе авиаспортклуба Павел прошел все летные проверки с инструкторами училища по действующей программе и в торжественной обстановке получил свидетельство пилота коммерческой авиации – официальное, настоящее, с допусками на однодвигательный самолет ЯК-18 Т – и квалификацию «инженер» по специальности «эксплуатация воздушных судов и организация воздушного движения».

Следующий документ, расширяющий возможности пилота, Павел получил в 2011 году, отучившись в казанском АУЦе «Авиатор» — пилотское на многодвигательный сухопутный самолет с целым рядом допусков, в том числе на лесоавиационные и поисково-спасательные работы. После получения документов авиакомпания Брик-Т предложила пилоту устроиться на работу. И вот здесь сюжет начинает лихо закручиваться.  

Для трудоустройства подали документы в Приволжское межрегиональное территориальное управление воздушного транспорта Федерального агентства воздушного транспорта, откуда отправили запрос в АСК ВВС для подтверждения его налета. Там ответили, что про Мухортова знать не знают, и самолетов ЯК-18Т у них никогда не было. На основании этого ответа начальник отдела поддержания летной годности гражданских воздушных судов Сергей Шаркевич принял решение об аннуляции пилотского свидетельства.

Павел Мухортов с таким решением был не согласен и обратился в Савеловский суд Москвы. Но дело проиграл.

Следующим шагом, приближающим Павла в официальное небо, стало  его повторное обучение в АУЦ «Авиатор». Там его 800 часов налета засчитали и взяли на переподготовку летного состава. После курса обучения Павел получил еще одно свидетельство — пилота-любителя, и с этим документом несколько лет радостно бороздил воздушное пространство.

Когда пришло время получать пилотское свидетельство нового образца, Павел вновь обращается в Приволжское МТУ. А там говорят: «Дорогой товарищ, а ведь вас нет в реестре, а потому у нас нет данных, что вы когда-то учились, где-то летали и т.д».

Пилотское нового образца выдали в Уральском управлении воздушного транспорта. Но при обращении за инструкторскими допусками и после сдачи всех тестов в соответствии со всеми требованиями и регламентами, история повторилась. Чиновники неожиданно попросили предоставить документ о первоначальном обучении, причем в подлиннике, а когда Мухортов не смог сиюминутно этого сделать (документы были в Москве), комиссия решила аннулировать его свидетельство частного пилота. Оперативно и без объяснения причин.

Таким образом, сейчас на руках у Павла остались три пилотских свидетельства – два аннулированных и одно, которого нет в реестре Приволжского МТУ.

Что делать в такой ситуации человеку, который потратил столько сил и средств на обучение летному делу и которому, что удивительно, не расхотелось летать?

К счастью, как раз в этот момент Бобровскому АУЦу дали лицензию на обучение, куда и пришел Мухортов с 1800 часами налета, инструкторскими допусками – за первоначальным обучением. Но и туда его не взяли, побоявшись недовольства со стороны Росавиации.

Сам Павел, пытаясь разораться в ситуации, говорит, что когда-то повздорил с одним высокопоставленным  чиновником, за что тот ему и мстит. Но позвольте, господа! С каких пор личные симпатии и антипатии влияют на образовательный процесс? Росавиация и ее подразделения — не частная вроде лавочка…    

Здесь надо отметить, что все образовательные курсы Павел прошел на коммерческой основе, потратив в общей сложности около полутора миллионов рублей.

— Самое печальное, что ни в одной стране мира, которая претендует на звание развитой и цивилизованной, такой ситуации не могло бы в принципе, — говорит Павел Мухортов. – Это обычные российские репрессии пилотов частной авиации. Сплошь и рядом чиновники аннулируют свидетельства пилотов, полученных в лицензированных, официально зарегистрированных авиационных центрах. Им может что-то не понравиться в программе обучения, на основании чего они и принимают радикальные решения. И у меня тогда вопрос: «Почему всегда и во всем виноваты пилоты?» Не нравится программа обучения – проверяйте училища, АУЦы, не давайте им сертификатов. Но коли выдали, признали их учебными заведениями, тогда относитесь серьезно к документам, которые они выдают.

И действительно, представьте себе, что при устройстве на работу вам говорят, что ваш диплом недействителен, потому как в альма-матер что-то там не так. А вы причем? Ведь не карандашом же на коленке вы нарисовали себе этот диплом…

В продолжение темы надо отметить, что изначально в малую авиацию вместе с Павлом Мухортовым пришли еще три его друга. У всех троих на сегодняшних день проблемы с пилотскими свидетельствами.

Есть еще нюанс – если бы Павел с друзьями получал образование за границей, подобных проблем никогда бы у них не возникло. Получается, государство в лице Федерального агентства воздушного транспорта недвусмысленно намекает россиянам, что летные свидетельства лучше получать в других странах? И платить деньги им, а не нашим образовательным учреждениям, которые перечисляют налоги в бюджеты всех уровней. Ну не странная ли позиция для госструктуры?

В ближайших планах бесправного, но неугомонного пилота – новое судебное дело по поводу аннуляции пилотского свидетельства частного пилота.

— Но надежд на благоприятный исход у меня мало, — признается Павел. – Очень редко в противостоянии с госструктурами суды встают на сторону физического лица. И знаете, что раздражает больше всего? То, что свое разгильдяйство чиновники прикрывают заботой о безопасности полетов. Как будто пилоты – не нормальные люди с инстинктом самосохранения, а сплошные камикадзе. А на самом деле, безопасность в понимании чиновников – это полное отсутствие малой авиации. Нет пилотов – решен вопрос безопасностью. Между тем, когда иностранные самолеты транзитом перелетают нашу страну, ни одному чиновнику даже в голову не придет проверять, а в каком учебном центре заморский пилот получил свидетельство, есть ли у него допуск, все ли у него нормально со здоровьем. Все репрессии – только для нас, родных.   

И еще – заочное образование нынче тоже не в чести. Только вот хочется уточнить, может, тогда авиационным училищам стоит вернуть деньги своим курсантам-заочникам, а сверху еще выплатить компенсации за бесцельно потраченное время и образование, цена которому – грош?

— Меня в последнее время не покидает ощущение того, я — какой-то инородный элемент, с которым надо вести бескомпромиссную войну. Только так ли это на самом деле?

Поделиться
  • 4
    Поделились

Об авторе

Вадим editor

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.